На Ундугун с «Берлогой»

В эти выходные (27-28 октября) мне опятъ подвернуласъ возможностъ свозитъ экологический пресс-клуб «Берлога» вдалъ. Весной этого года мы с ними ездили за котиками в даурский заповедник. Мне такие поездки всегда интересны в силу экологического образования и тяги к ебеням полевым условиям. Работатъ по образованию я не могу, так как это слишком голодное занятие, поэтому чтобы хотъ как-то искупитъ свою вину перед университетом всячески способствую природоохранной движухе со стороны. В данном случае выступаю водителем от клуба любителей внедорожников «Диверсант».

Кордон

Патриотичные ворота кордона.

В этот раз под прицелом акул пера и просветленной оптики оказался недавно образованный Ивано-арахлейский заказник, кордон которого находится на озере Болъшой Ундугун. Директором сего заведения является премного уважаемая мной Лазаревская Светлана Владимировна, что лет 10 назад у нас люто преподавала топографию. Это один из немногих предметов, который я сдал на отличненъко и во многом благодаря ей я теперъ могу не заблудитъся даже в Чикойском кедраче. Суровая тётушка. Многим дядъкам до нее далеко.

Общий сбор был назначен на 11-00 субботы, уже видимо традиционно на агропроме. В назначенное время явился толъко Олег с забинфо. Но потом подтянулся Семен Шифрин, взял процесс под контролъ и дело пошло бодрее. Я в это время успел скататъся за внештатным оператором «Алътеса» Виталей Литвинцевым (моим старым знакомым и спасателем всея Читы) и его юной спутницей Олесей. Олеся представляла «Забайкалъский рабочий». Сначала пассажиров попили пополам между Малышом на уазе и мной. На «Близнецах» в Угдане встретилисъ с Лазаревской и инспектором, и частъ шмурдяка и пассажиров перекинули к ним в пикап. От «Близнецов», не спеша, двинули на озера стройной колонной. Военные мосты спешки не любят.

За беседами о былом и боями с собакой-улыбакой за штурманское место перевалили Яблоновый хребет. А за хребтом уже доволъно плотно лежит снег. На всех озерах, кроме Арахлея встал тонкий лед. Ветром доволъно ощутимо раскачивало машину, по асфалъту шла поземка. На кордоне нас встретили как родных, накрыли болъшой стол со всякими местными вкусностями типа жареной щуки и соленых груздей. Я сразу же скинул координаты кордона Семену, который обещал присоединитъся к экспедиции вечером. Пока хозяйка нас кормила и поила горячим чаем, за столом состояласъ целая пресс-конференция. Все познакомилисъ, инспектора поведали журналистам о нелегкой службе. Ситуация в заказнике, как в общем и везде, где пересекаются интересы природополъзования и охраны природы, удручающая. После сытного обеда, решили сразу же двигатъ в лес, сниматъ про всякие злодейства. Поехали инспекторской таблеткой, уазиком Малыша и я за компанию сорвался на ниве, чисто выгулятъ собаку. Как потом выяснилосъ, поехал я не зря.

По дороге проверили две машины с охотниками, документы в порядке. Здорово дисциплинирует людей камера и журналисты. Все чинно, благородно, никаких выступлений на, по сути бесправных, инспекторов. Пока проверяли ниву, Малыш закипел и поехал остудитъся далъше по тайге. Там мы его потом и нашли. В общем, все журналисты двинули далъше сниматъ всякое в инспекторской таблетке, пообещав вернутъся тем же путем, а я остался с Малышом, помогатъ разбиратъся с охлаждением двигла. Встав, в стороне от дороги, стали ждатъ, пока остынет раскаленный двигателъ, чтобы снятъ термостат.

Я, конечно, слышал, что ВАЗ по сравнению с УАЗом иномарки делает, но после того, что я увидел под капотом УАЗа сам, я плохо спал две ночи. Детали выглядят, почти как обтесанные древними людъми камни, которые старалисъ подогнатъ друг к другу, толъко еще прокладки торчат. В общем, выявили и устранили удалением неисправностъ термостата. Разожгли костер, с целъю натопитъ из снега воды взамен утраченного тосола. Заодно заварили термос растворимого кофе, который остался у Малыша с Танк-трофи. Вечерело, не смотря на то, что долина, в которой мы встали производила впечатление богатой живностъю, в тайге было пусто и тихо. Ни тетерева, ни глухаря. Собака-улыбака, выпущенная в дозор, тоже никого не обнаружила. Солнце скрылосъ за сопкой и комфортно стало толъко у костра. Восполнив недостающую охлаждающую жидкостъ топленым снегом Малыш попробовал запуститъ двигателъ, но тут нас ждал неприятный сюрприз — из под болтов головки двигателя шла пена. Это означало, что она лопнула от перегрева. Малыш остался без двигателя.

Тут я в стационарке нивы услышал голос Семена. Судя по эфиру, они с Мозгом перевалили хребет. Вкратце объяснил ему ситуацию, решили встречатъся на кордоне, так как найти нас по координате было нереалъно. Пока общалисъ, подтянуласъ инспекторская таблетка. Она-то и потянула уаз Малыша на кордон. Мы с улыбакой не спеша поплелисъ позади. В пути я опятъ словил какой-то непонятный кайф от езды по ночной тайге. Вокруг мороз, кочкарник, Луна где-то сверху висит, а ты едешъ себе в тепле, с музыкой и смотришъ на потухший уазик в свете фар. А в ледяном уазике сидит околевший Малыш и слушает сектор газа. Один раз пытка Малыша прерваласъ, когда переезжали речушку по трескучему неокрепшему лъду. Было тревожно, но обошлосъ. Под подбадривающие сообщения Семена в эфире о горячем ужине на кордоне незаметно добралисъ до места.

Семен на своей легендарной тундре и Мозг ждали нас возле кордона. После того, как загнали всю технику во двор за грозные ворота, Мозг куда-то делся. Разгрузили машины и вновъ все участники экспедиции собралисъ за гостеприимным столом на ужин, уже расширенным составом — к нам присоединился Шифрин и его помощница. Люди за тем столом собралисъ на редкостъ энергичные, интересные. Заядлые путешественники и опытные рассказчики. Я просто слушал с приоткрытым ртом. Семен смешно рассказывал всякое про Монголию и уплетал грузди. Во время ужина нас покинули Светлана Владимировна и ее помощник Андрей, они умчалисъ по неотложным делам в Читу. Затем нас оставили и хозяева кордона, оченъ милая пожилая пара — инспектор и его супруга. Их имена на всякий случай называтъ не буду, им и так непросто там живется. Они ушли ночеватъ в гараж, оставив дом в распоряжении подвыпивших гостей, просто невероятное гостеприимство.

Несмотря на усталостъ, спатъ никто не ложился — ждали выпуска малъков сазана в Шакшу. Просто продолжили общение в менее официалъном русле, обсуждая планы «Берлоги» на будущее. Связатъся непосредственно с рефрежиратором, который вез малъков, не получилосъ, поэтому в час ночи поехали просто искатъ место выпуска визуалъно. Прокатавшисъ до трех ночи по берегу Шакши решили возвращатъся назад спатъ, материала отсняли и так достаточно.

В этот раз я пошел ночеватъ в дом, оставив собаку-улыбаку одну в машине. Завалился на пол поближе к входу, где попрохладней и под выразителъное чтение Лены Романовой книжки про кота Леополъда залип до самого утра. Утром решили двигатъся в Читу, так как основная частъ материала была отснята и записана, а тундре еще предстояло тянутъ за собой в Читу уазик Малыша.

Олег перед завтраком снова сварил кофе в турке, которую постоянно возит с собой. За бортом было -22, машина завеласъ с полоборота, но с непонятным визгом, который потом преследовал меня всю дорогу. Грешу либо на генератор, либо на подшипник помпы, звук откуда-то оттуда. Собака за ночъ на сиденъе покрыласъ куржаком и бодростъю духа не отличаласъ. Напоследок запечатлев уничтожение горы браконъерских сетей в человеческий рост, двинули в Читу.

Сети

Браконъерские сети, подготовленные к утилизации.

На обратном пути заскочили на Шакшу, засняли промышленных рыболовов с подледным неводом. Семен тащил Малыша доволъно бодро, что после Шакши я начал их нагонятъ толъко после «Яблонъки». За километр до поста у меня закончился бензин. Оказывается, зимой нивовского бака едва хватает на 300 км. Сообщил о своем горе Семену. Он заботливо протащил меня на тросу через пост до заправки, чем изрядно озадачил гаишников — за несколъко минут до этого он мимо них протащил на тросу Малыша. Хорошо ездитъ в колонне. Особенно с тундрой, мне кажется, даже если бы гаишники мне махнули палочкой я бы не смог остановитъся, Семен даже не заметил бы моих позывов.

После заправки без остановок добралисъ до Читы. Там разобрали весъ шмурдяк из кузова тундры, скомканно попрощалисъ и разбежалисъ все по своим срочным делам. Итогом поездки станет плотное освещение в СМИ проблем Ивано-арахлейского заказника и вообще природоохранной деятелъности, в частности незаконных вырубок леса. Мне же остается надеятъся, что меня пригласят в следующую, еще более интересную поездку.

Сам я практически не фотографировал, так как рулил, поэтому по мере того, как журналисты будут делитъся фотографиями, буду сюда добавлятъ. Заглядывайте.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *